Приветствую Вас Гость | RSS

ЗООО-ЛООС



Временная версия сайта

Вторник, 23.07.2013, 19:41

Охота с борзыми и их притравка

      После Великой Октябрьской Социалистической Революции, когда были ликвидированы помещичьи комплектные охоты, охота с борзыми перестала быть монополией имущих классов и стала доступна сельскому и городскому жителю. Вопреки неправильно установившемуся мнению, что псовая охота после ликвидации помещичьих охот отошла в прошлое, жизнь показала, что охота с борзыми не прекратила своего существования, а изменилась и широко развивается в степной полосе и центральных областях нашей страны.  Особенностью этой охоты является то, что она не требует применения огнестрельного оружия и боеприпасов. Поэтому этот вид охоты доступен и юным охотникам, он дает им физическую закалку и здоровый отдых в общении с природой.

 У борзых, находящихся во владении колхозников, которые ведут отчасти и промысловую охоту, значительно повысились рабочие качества и развились некоторые особенности работы — аппортирование и остановка перед пойманным зверем, что в условиях дореволюционной охоты не требовалось. Следует подчеркнуть, что охота с борзыми, хотя и является некоторым подспорьем в экономике сельского охотника, однако основным моментом в охоте является спортивный интерес к этой увлекательной охоте.

Заслугой борзятников степной полосы является создание новых пород, как-то: русской степной борзой и хортой. Надо отметить, что при создании этих пород работа велась почти исключительно на закрепление полевых рабочих качеств борзых.

 Об исключительном интересе и любви к охоте с борзыми свидетельствуют проводимые полевые испытания борзых, на которые съезжаются борзятники из многих районов области, в которой проводятся испытания. Здесь можно видеть, как местные и приезжие борзятники проводят целые дни в полях, любуясь скачкой и радуясь удачам охоты. А вечерами сколько бывает обсуждений работ прошедшего дня и воспоминаний о работах собак на испытаниях прошлых лет.

 Охота с борзой доставляет не только эстетическое удовольствие, она бывает и достаточно эффективной. Местные колхозники-борзятники, хотя и являются сдатчиками пушнины, но основное их занятие — работа в колхозе, и, строго говоря, они не промышленники, а охотники-любители.

 В настоящее время при охоте с борзыми добывают в основном лису и зайца-русака, но известны единичные случаи травли и поимки волка. Так, борзятники Ламского района Тамбовской области т. Капичников и Ананьев двумя принадлежащими им хортыми кобелями затравили переярку волчицу. Подобный случай доказывает, что борзым присуща и злоба к зверю и, несомненно, что при должной притравке к зверю и правильной организации охоты борзые могут применяться для охоты на волка.

 Позднее открытие сезона охоты с борзыми вызывается необходимостью добычи полноценной пушнины. Период охоты с борзыми — поздняя осень и начало зимы при не слишком глубоком снежном покрове. Охота ведется или по чернотропу, или по пороше. Тяжелые условия охоты в этот период ненастья и сильных ветров, необходимость скачки по мерзлым пластам пахоты или по раскисшей почве требуют от борзых большой силы и выносливости. Благодаря этому у борзых выработались некоторые качества, отличающие их от старинных псовых борзых. Будучи в массе не столь резвыми на короткие расстояния, они отличаются большой выносливостью к длительной доскачке. Эти борзые отличаются резвостью, легкой поворотливостью, хорошей поимкой и броском. Основным качеством, выработанным современными требованиями охоты, является остановка у взятого зверя, а иногда и аппортирование его владельцу.

 Выработать такие рабочие качества оказалось возможно при воспитании на воле и жесткой отбраковке более слабых особей. Кроме того, выбраковываются собаки, рвущие пойманного зверя, и скотинники.

 Охота с борзыми может вестись как в одиночку, так и коллективно. Если в охоте участвуют несколько борзятников, то у каждого из них не должно быть более трех собак, так как большее число собак одному человеку трудно вести. Исключение составляет тот случай, когда борзятник охотится один и собаки его спущены и находятся в свободном рыске. Большей частью борзятники ходят пешком, если же представляется возможность, то и на лошадях. Большим неудобством при охоте пешком в одиночку является переноска взятого зверя. При коллективных охотах для этой цели пользуются запряженной лошадью.

 Для травли зверя необходимы широкие открытые пространства. Часто заяц таится в маленьких островках, в небольших куртинках кустарника. Проходя по ним, можно легко поднять русака. Труднее бывает выгнать зверя из большой куртины леса. В таких случаях применяют охоту «на хлопки», которая заключается в том, что часть охотников с борзыми занимает лазы на опушке леса, а другие борзятники, проходя по куртине, порсканьем и хлопками арапников выживают зверя в поле.

 Для охотника-спортсмена, которому дорога не самая добыча, а весь процесс травли, скачка собак, лихие угонки, очень важно спустить собак со своры в надлежащую меру с учетом того, чтобы борзые могли проявить свою резвость и вместе с тем чтобы зверь не ушел без угонок. Бывают случаи, когда русак поднимается вплотную и собаки набрасываются на него метрах в пятнадцати или двадцати и тут же залавливают его. Зрелище такой поимки зверя для охотника-спортсмена большого интереса не представляет. При легких условиях для скачки наброс собак на расстоянии 60—80 м дает возможность борзым показать присущую им резвость, бить русака на угонках и, наконец, в завершающий момент заловить зверя.

 При практикующейся в настоящее время охоте пешком борзятник должен особенно тщательно следить, не залег ли где-нибудь зверь, и одновременно наблюдать, как собаки следят за полем. В пояснение того, какое значение имеет зрение у борзых, можно привести выдержку из отчета о полевых испытаниях, которые под судейством автора были проведены в Ржаксинском районе Тамбовской области. «...Находясь в равняжке на левом фланге, Летун и Чайка зорко устремились вдаль. Ни судьи, ни ведущие — никто не видел на огромном поле высокой стерни, ослепительно светившейся в лучах заходящего солнца. Прошло много времени и впереди, куда указывали собаки, почти за полкилометра замелькали две лисы, едва различимые в покровительственном сочетании красок».

При коллективной охоте иногда бывают недоразумения при подъеме зверя — пришедшие в азарт борзятники спускают своих собак по зверю, поднявшемуся против соседнего борзятника, или, не сдержав порыва, подпускают своих собак к уже пущенным борзым. Бывает, что рвутся недостаточно крепкие ошейники и своры. Трудно охотничьему сердцу остаться спокойным и соблюдать должную дисциплину, но правила коллективных спортивных охот предъявляют жесткие требования.

 Согласно существующим правилам, если зверь поднимается и поскачет, то на него бросает своих собак тот борзятник, против которого он вскочил. Если зверь вскочил между двумя борзятниками, спускает собак тот, к которому зверь поднялся ближе. При этом остальные борзятники должны крепко держать своих собак. Только тогда, когда становится ясным, что зверь уходит от пущенных собак, соседний борзятник, приравнивающийся к травле, должен пустить своих борзых. В случае, если и эта свора не насела на зверя и тот начинает отрастать, собак сбрасывает ближайший к травле борзятник. Следует помнить, что в случаях, когда на зверя пускается одновременно две-три своры, пропадает красота скачки, при одинаковом окрасе собак нельзя различить, какая собака дает угонки. В подобных случаях русак часто попадает в зубы собаке, не принимавшей участия в скачке. Кроме того, борзые, скачущие с чужими собаками, при поимке зверя входят в излишний азарт и рвут его.

 Следуя открытыми местами, борзятники не должны торопиться, а идти тихим шагом, не переговариваясь между собой. Русак, слыша тихие шаги медленно приближающегося пешего или верхового охотника, не выдерживает близкого к нему подхода и обыкновенно поднимается. При быстром движении охоты зверь затаивается и, если его не заметят, остается на лежке или вскакивает после прохода борзятников и убегает в направлении, обратном ходу охоты. Подобное поведение зверя неоднократно наблюдалось на полевых испытаниях по вольному зверю. Вот случай с московскими борзятниками, выехавшими в поле в октябре. Условия подъема зверя были очень тяжелыми. Проходив больше чем полдня без подъема зверя, охота шла в направлении к дому. Идя заболоченной лощинкой, два борзятника переговаривались между собой и поднялись на бугор в направлении паханого поля. Сзади них в расстоянии 15—20 м поднялся русак и покатил в обратную сторону к небольшому смешанному лесу. Спущенные с опозданием собаки догнали русака на опушке, и только спасительные кусты позволили русаку уйти от собак.

 Проходя по заболоченным местам, кустарниками, кочкарниками по высокой траве, борзятники должны тщательно осмотреть их, «потоптаться на них», так как случается иногда, что русак поднимается буквально из-под ноги человека.

 Поздней осенью по чернотропу можно издалека увидеть залегшего в пластах пашни побелевшего русака или затаившуюся под межой или в рытвине лису. Это следует иметь в виду, проходя открытыми местами.

 Увидев залегшего зверя, подходить к нему следует с подветренной стороны; необходимо также учитывать и рельеф местности, где будет происходить травля. Последнее имеет исключительно важное значение для скачки борзых собак.

 Охота с борзыми производится на зеленях, по стерне, по парам, на луговинах и по пашне. В зависимости от времени года и метеорологических условий состояние почвы различно, и это создает различные условия для скачки. Почва на лугах, стерне и парах при сухой осени является весьма благоприятной для скачки. В таких местах и выпавшие дожди не оказывают большого влияния ни на резвость зверя, ни на скачку борзых. После дождей тяжела скачка по зеленям и особенно по пашне, так как размокшая земля налипает на лапы и зверя, и собаки. Вследствие этого снижается общая резвость скачки, но собака, как более сильная и с более длинными ногами, находится в лучших условиях и ей не трудно бывает догнать лису и даже русака. Только близость к лугам, парам или проезжей дороге дает возможность зверю стряхнуть с ног налипшую землю и уйти от собак. Особенно тяжела скачка по замерзшей боронованной пашне. Скачка по замерзшей колкой почве ведет к срыву кожи на лапах у борзых; скачка же по замерзшим глубоким пластам представляет особую опасность для собаки. На такой пашне борзые не только срывают кожу, но нередко и пальцы, растягивают связки и даже ломают ноги. По такому замерзшему грунту так же, как и по гололедице, скачка не допускается. Опасна скачка и по пересеченной местности, в особенности там, где находятся овраги с крутыми краями.

Различны условия скачки и но пороше. При небольшой пороше, когда снег покрывает почву тонким, не более 10 см слоем, скачка не представляет больших затруднений и собака скачет достаточно резво, быстро достигая русака, которому труднее преодолевать рыхлый снег. В начале зимы, когда снегопады усиливаются и снег становится настолько плотным, что выдерживает лису и тем более русака, собаку не держит, скачка становится вообще невозможной. Также невозможна скачка борзых по небольшому насту, выдерживающему зверя, но не державшего собаку, к тому же он сильно режет ей ноги.

 При «мертвой» пороше, когда сразу выпадает глубокий рыхлый снег и зверю трудно по нему передвигаться, а собака благодаря длинным ногам находится в лучших условиях, охота может быть добычливой. Но такая охота, вследствие отсутствия скачки и легкой поимки зверя, не представляет спортивного интереса.

Места пребывания зверя, русака и лисицы, во время дневок очень различны и зависят от календарного времени, метеорологических условий, силы и направления ветра, а также времени дня. Только большой опыт и знание повадок зверя позволяют более или менее уверенно определять места нахождения его.

 В ненастье или после продолжительных дождей русак укрывается в глубоких пластах пашни, его можно найти также в бурьяне или в кочкарнике. В ясные солнечные дни русак может быть на зеленях или на стерне, где он остается после ночной жировки. Иногда русак залегает в сухих болотниках вблизи селений, часто его можно видеть лежащим на краю оврага.

 Лиса более осторожна и лежки ее весьма разнообразны. Часто она ложится на взметах, откуда ей далеко видна окружающая местность, или в рытвинах. Но бывают и самые неожиданные случаи, на полевых испытаниях по вольному зверю в Тамбовской области мне пришлось видеть матерого лиса, поднявшегося с края пашни в 80—100 м от двигавшейся равняжки. Там же была взята лиса, залегшая в куче соломы. Повелось мне видеть также, как прибылая лисичка вскочила и понеслась назад, пропустив через себя равняжку.

 Резвость является основным рабочим качеством борзой, без нее охота вообще немыслима. Особенно ценится резвая борзая при травле на ограниченных пространствах лесостепной полосы. Пересеченная местность, наличие лесных посадок, неубранный подсолнух или соры его требуют от собаки такой резвости, при которой она на короткой дистанции может насесть на рысака, дать ему угонку и сбить с намеченного хода. Борзятники особенно ценят борзую, способную на короткой дистанции достать рысака и круто повернуть его. Такие угонки сокращают расстояние травли и дают возможность хорошо наблюдать за скачкой. Оправившаяся после проноса борзая опять насядет на зверя, и обыкновенно после трех-четырех угонок, если к тому же борзая и поимиста, зверь бывает словлен. Чтобы отделаться от насевшей собаки, русак иногда прыгает вверх — делает «свечку». Опытная поимистая собака мгновенно также делает прыжок и ловит зверя на лету.

 Если скачка идет по глубоким пластам или по вязкой пахоте, только опытная собака может выбить зверя на более удобный для скачки участок и там насесть на него. Для скачки накоротке наиболее подходят псовые борзые.

Лисе резвая борзая не дает далеко уйти, а быстро на нее наседает, и та, начинает увертываться, стараясь уйти в какое-либо укрытие. Менее резвую собаку лиса часто далеко уводит. На полевых испытаниях в Тамбовской области матерый лисовин был взят по месту в водомоине хортым кобелем Полетом (Шмарина) после доскачки около двух километров.

 Исключительно важным качеством для борзой является зоркость, сказывающаяся не только в способности пометить промелькнувшего вдали зверя, но и не терять его из виду при плохих условиях видимости — при наступающих сумерках, в небольшой туман, при скачке в срезах подсолнуха или, когда окрас зверя вдали сливается с красками местности.

 Для иллюстрации значения зоркости привожу описание работы на полевых испытаниях, которые проводились под моим судейством. «В высоких комбайновых срезах подсолнечника с густым травянистым покровом поднялся крупный русак. Змейка, пометив русака, лихо заложилась. Туман, высокие срезы стеблей, густая трава сильно затрудняли видимость в скачке и Змейка, проскакав в этих трудных условиях метров 250—300, стеряла русака. Тогда она, с ходу выбросившись высоко над срезами, с воздуха пометила русака уже в противоположной стороне, и тут же, не опускаясь на землю, резко повернулась в сторону уходившего зверя. Вновь среди срезов поскакала Змейка, метров через 200 выбила русака на озимь».

Приведенное выше описание дает ясное представление не только о зоркости борзой, но и об умении пользоваться этим качеством, а также характеризует мастерство собаки.

 Необходимым качеством борзой является жадность к зверю и поворотливость на угонках, дающая ей возможность быстро выправить направление и снова насесть на зверя.

 Совершенно особое значение имеет поимистость. Это ценное качество борзой может быть развито практикой ловли, но, несомненно, является прирожденным качеством, не всякая борзая обладает им. Неоднократно приходится видеть резвых борзых, которые в тяжелых условиях работы круто поворачивают русака, но не могут его заловить. На межобластных состязаниях по вольному зверю, проведенных в 1962 г. в Сальских степях, была травля, показавшая непоимистость собаки. Вот выдержка из описания этой охоты: «... на скошенной и продискованной полосе подсолнечника вскочил крупный русак. Собаки были своевременно спущены к лесосеке, находящейся в 100 метрах от лежки. Перед лесосекой хортый кобель Туман уже насел на русака и дал ему одну за другой две угонки. Русак вскочил в лесосеку, но кобель вышиб его назад, опять дал угонку и русак, пересекая лесосеку, вышел на очень «грудистую» пашню, где Туман, следуя за ним, буквально по пятам, дал ему за короткое время еще четыре угонки, но русак все таки укрылся в недоступной гущине лесопитомника». Согласно описанию собака показала большую резвость, насев на зверя накоротке, жадность и прекрасную ловкость на угонках, но не показала поимистости. Отдавая должное этим качествам, местные борзятники к такой резвой, но непоимистой борзой пускают другую собаку, часто значительно уступающую первой в резвости, но поимистую. Назначение подсобной собаки состоит в том, что она должна поспевать к угонкам и ловить круто изменившего направление и потому замедлившего ход зверя. При крутых угонках, если вторая собака вовремя поспевает к ним, она легко с ходу залавливает русака. Такая комбинированная травля часто применяется борзятниками. Ее преимущество в том, что за одно и то же время охоты имеется возможность провести больше скачек.

 

 В условиях современной спортивной охоты, когда собаки находятся на свободном рыску, они пользуются чутьем для розыска зверя. Насколько оно развито у борзых, трудно установить. В условиях охоты борзая работает чутьем исключительно по следу и на жировках. Приходилось наблюдать на испытаниях, как русак или молодая лиса поднимались после прохода равняжки или как собаки в крепких местах проходили мимо, не причуивая зверя. Также замечено, что когда русак поднимается близко от собак, они помечают только «зрячего» и не чуят зверя без жировочного следа. Тем не менее, в современной охоте с борзыми чутье собаки, несомненно, имеет значение, но пользование чутьем следует отнести к опытности, к «мастерству» собаки.

 На своре собаки должны идти спокойно, следя за полем, им нельзя разрешать рваться вперед. Еще большее значение имеет поведение собак вне своры. В это понятие входит отношение собаки к пойманному зверю, которого собака не должна рвать. В современных условиях у борзых выработалось особое качество — оставаться близ пойманного зверя и даже иногда аппортировать его. Для иллюстрации привожу описание одной из работ на испытаниях по вольному зверю: «... лиса легко перешла пашней и повела по жнивью в сторону села растянувшуюся отстающую свору. Когда более километра прошла по жнивью эта тупая скачка, Полет осилил и обошел Букета. Затем травля шла дорогой и вошла в неглубокий ложок. Там то и насел на лисицу Полет. На исходе длительной доскачки вогнав, как потом оказалось, матерого лисовина в водомоину, Полет настиг его и, схватив под нижнюю челюсть, задушил, не порвав шкурки. Это была образцовая хватка по месту. Подскакавшие участники испытаний и судья подобрали лисовина около лежавшего рядом сильно зарьявшего Полета». Примеров ожидания собакой владельца у пойманного зверя можно привести много.

 В настоящее время у борзятников Московского общества охотников насчитывается более 50 борзых. Несмотря на трудность содержания в городских условиях и отдаленность угодий, пригодных для травли и для тренировки, интерес к породе с каждым годом возрастает, привлекая молодых охотников. Исключительное значение имели полевые испытания по вольному зверю как для выявления рабочих качеств собак, так и для вовлечения владельцев собак в работу с ними.

 За рубежом полученные из СССР борзые пользуются большим успехом и высоко проходят на выставках.

 Воспитание и обучение борзых должно быть целеустремленным и проводиться сообразно возрасту и развитию собаки. Общие правила воспитания щенка охотничьей собаки изложены выше.

 В возрасте 3—5 месяцев щенка следует приучать к полям, предоставляя ему возможность порезвиться, погоняться за бабочками и т. п.

 Некоторые борзятники притравливают своих питомцев на кошек и собак, полагая, что таким способом они развивают злобу к зверю. Такое притравливание бессмысленно и приносит только вред, не достигая цели. Злобность к кошкам и собакам ничего не имеет общего со злобой к волку. Часто приходится видеть, как борзые, рвущие кошек и собак, оплясывают волка, боясь к нему подойти. Кроме того, кошка при нападении на нее может выцарапать собаке глаза и сделать ее калекой. Нечего и говорить, что притравленные таким способом борзые собаки совершенно нетерпимы на коллективных охотах.

 В связи с присущим борзым стремлением преследовать и ловить убегающего зверя надо подчеркнуть особую важность воспитания у борзой с щенячьего возраста абсолютно безразличного отношения к домашним животным.

Для выработки апортирования щенка борзой в возрасте 3— 4 месяцев следует приучать подавать и носить поноску. Обучение ведется во время игры. Дав на некоторое время щенку подержать поноску, командуют «подай!» и, разжимая пасть, берут от него мячик. Необходимо добиться, чтобы щенок охотно отдавал поноску, и поощрять выполнение лакомством. Когда щенок научится отдавать поноску по требованию, поноску бросают на недалекое расстояние и командуют  «возьми!». В тот момент, когда щенок схватит поноску, ему говорят «подай!». Следует постепенно увеличивать расстояние подачи поноски, а также разнообразить условия подачи, заставляя щенка подавать не только в доме, на дворе или в саду, но и в поле. Тогда он привыкнет подавать поноску в любых условиях. Одновременно следует приучать щенка стоять с поноской. Когда он возьмет на некотором расстоянии поноску, дают команду «стоять!» и поднимают руку, запрещая ему двигаться. При словах «ко мне!» рука опускается. Щенок должен подойти к хозяину. Когда щенок твердо усвоит подачу мягкой поноски, следует перейти на более жесткую и тяжелую поноску, например на деревянную болванку, удобную для захватывания пастью, и повторить весь курс обучения подаче. Затем можно взять набитую заячью шкурку. Наконец, когда щенку минет 8—10 месяцев, перейти к обучению с мертвым кроликом или зайцем. Это последнее обучение следует проводить в охотничьих угодьях во время притравки.

Основное правило при обучении — постепенность и настойчивость. Не утомляя щенка, нужно добиваться выполнения приказания во что бы то ни стало, награждая лаской и лакомством за выполнение.

 Апортирование и остановка у пойманного зверя имеют большое значение при современной спортивной охоте, так как поимка зверя обычно происходит далеко от пешего борзятника. Если поимка произошла сравнительно недалеко от охотника, борзая может принести ему русака или молодую лисицу. Однако после резвой или затяжной скачки собака устает настолько, что ложится около пойманного зверя. Борзятник следит за направлением скачки (при этом хорошо пользоваться биноклем) и, в случае поимки зверя, идет отыскивать лежащую собаку. В таком случае ее следует наградить прикормкой, чтобы борзая поняла, что ее помощь нужна и на месте поимки. Это тем более важно, что поимка часто происходит на расстоянии 2—3 км от охотника.

 Молодняк в возрасте 8—10 месяцев в закрытое для охоты время должен иметь длительные прогулки и притравки по зайцу и лисе в особо отведенных угодьях. Для этого подсадному зайцу перевязывают заднюю ногу выше скакательного сустава и держат на длинной веревке, сажают его в невысокую траву и наводят на него собак, заставляя их искать и, как только заяц поднимается, борзятник показывает его собакам и криками «ату-ату его!! ух-ух!!» подбадривает собак. Если заяц заловлен, полезно, чтобы собаки его потрепали, но не следует допускать, чтобы они рвали его. Полезно также заставить собак подать заловленного зверя ведущему охотнику. Приемы притравки постепенно усложняют — зайцу перевязывают ногу, но сажают без веревки и пускают в более крепкие места — в кусты, сухие болотники, на неглубокую пашню и т. п. Московские борзятники, вместо зайца, с успехом применяют кролика, которого пускают в поле и, показывая его собакам, притравливают их.

 

 Притравка по подсадной лисе производится следующим образом. Лисе, как и зайцу, перевязывают заднюю ногу и держат на длинной веревке. Чтобы лиса не покусала собаку (укусы лисицы очень болезненны), ей заматывают морду шпагатом, а концы бечевки завязывают за ушами, чтобы она не могла сдернуть повязку. Предоставив возможность лисе бежать, волоча за собой длинную веревку, показывают ее собакам, подбадривая их улюлюканьем «улю-лю-лю!». Необходимо, чтобы молодая собака взяла первого зверя. Если она робеет, с ней пускают другую, уже опытную собаку — инстинкт подражания возьмет верх и молодая собака также вцепится в лису.

Чтобы приучить собаку брать по месту, человек тащит лису за задние ноги, подставляя собаке горло. Такая предварительная притравка необходима. Приходилось не раз наблюдать на охоте и на полевых испытаниях, когда молодые даже промысловые непритравленные собаки, настигнув лисицу, боялись схватить ее. После некоторой практики из таких собак выходили и лихие работники. Бывает полезным, а иногда даже необходимым пускать молодую борзую с более опытной собакой, конечно, если та не рвет зверя.

 Только практика охоты окончательно вырабатывает и развивает у собаки ее рабочие качества — резвость, зоркость, мастерство и прочие, но, как показывает опыт, притравка значительно облегчает последующее усвоение и развитие навыков.

 Если в распоряжении борзятника имеется верховая лошадь, то молодых собак следует приучить к хождению на своре при конном борзятнике. Для этого прежде всего требуется, чтобы собака спокойно ходила при пешем борзятнике, держась с левой стороны. Чтобы приучить собаку ходить при конном борзятнике, следует сосворить ее со спокойной, уже приезженной собакой. Высворка должна производиться на разных аллюрах, с постепенным переходом с медленного на более быстрый аллюр. При этом переход лошади на более резвый аллюр производится тогда, когда собака спокойно ходит на предыдущем аллюре.

 Охота с борзыми требует особых свор, на которых водят собак. Свора пешего борзятника должна быть длиной не менее 3 м, из узкого ремня, без швов и узлов. Широкой петлей, сделанной на одном конце своры, борзятник надевает ее на себя через правое плечо, затем пропускает ее под поясом с левой стороны. Другой конец ременной своры имеет небольшой продольный разрез; этот конец продевается через кольца ошейников собак, а прорезь на конце своры надевается на большой палец левой руки борзятника. Чтобы спустить собак со своры, сбрасывают ее конец с пальца и собаки, рванувшись за зверем, сходят с нее.  Свора для конного борзятника отличается только длиной, которая достигает 7—7,5 м.  Ошейник борзой представляет из себя неширокий ремень, в оба конца которого вшиты кольца. Его длина вместе с кольцами не должна превышать охвата шеи борзой. Кольца соединены между собой «рыскалом» — это овальное кольцо, соединяющееся с «вертлюгом», т. е. с вращающимся на стержне кольцом. В это кольцо пропускается свора. Если собака не тянет на своре, то ошейник лежит свободно и не стягивает шею, так как кольца расходятся на длину рыскала. Точно также ошейник свободно охватывает шею собаки и во время скачки. При натягивании своры концы ошейника сходятся, он туго охватывает шею, и собака не может вывернуться из него.

 Необходимым оснащением борзятника является арапник с достаточно длинной и увесистой рукояткой. В дни тяжелого подъема при розыске зверя в крепких местах или в лесополосах бывает необходимо применять хлопанье арапником. Рукояткой арапника ударом по носу добивают лису, которая может оказаться не задушенной, а только лишь находится в обморочном состоянии. Борзятник не должен забывать о возможной необходимости оказать собаке медицинскую помощь. Поэтому ему следует иметь при себе бинт, йодную настойку и некоторые другие медикаменты.

 Борзятник на коне имеет ряд преимуществ перед пешим. Он лучше сохраняет свои силы, обозревает более широкое пространство, ему лучше следить за травлей и легче поспевать к пойманному зверю, наконец, на лошадь он нагружает свою добычу.

Принято следующим образом приторачивать зверя к лошади. Русаку обрезают пазанки, между сухожилием и костью одной из задних ног делается прорезь, в которую просовывается конец другой ноги, петля торока продевается между ногами и надевается на суставы. Затем русак перекидывается на другую сторону седла. Лисицу приторачивают к седлу мертвой петлей, надетой на шею. Торочить лису так же, как и русака нельзя, так как она может оказаться недобитой и находиться только в обморочном состоянии. Очнувшись, она может вцепиться зубами в лошадь, что крайне опасно для всадника.  Пешему охотнику утомительно носить на себе тушку лисы, поэтому он должен уметь снять с нее шкуру.

Перед самой охотой борзятник не должен обильно кормить собаку, а дать ей «закусить» немного мяса. Основное кормление борзых надо производить вечером.

 По окончании охоты борзятник должен осмотреть собак — нет ли у них каких-либо повреждений, протереть ей ноги между пальцами и дать отдохнуть. Через 1,5—2 ч собаку следует накормить досыта.

 Охота с борзыми по волкам в настоящее время, за исключением отдельных случаев, не производится. Для этой охоты борзые должны быть притравлены к волку и необходимы верховые лошади. Поэтому она может быть доступна, например, рабочим и служащим конных заводов, находящихся в степной полосе, а также некоторых колхозов и совхозов.

"Пособие по охотничьему собаководству" раздел "Экстерьер охотничьих собак и методика его оценки" - А. П. Мазовер 
Все права защищены. Авторские права охраняются Законом Украины. Несанкционированное копирование и распространение текстов, цитат, изображений с данного ресурса без обязательной гиперссылки и указания авторов ЗАПРЕЩЕНО! Администрация не несет ответственности за материалы предоставленные сторонними источниками